об игревместо сюжетавнешностинужные персонажигостевая
шаблон анкетыанкеты игроковбыстрый вход в игру

Добро пожаловать! Мы с радостью приветствуем вас на нашей игре в жанре городского фэнтези. Мы не ограничиваем выбор рас и готовы пропустить в игру практически любое из известных мифологических существ. Подробнее об этом здесь.

Действия игры разворачиваются в 2016-2017 в вымышленном американском мегаполисе Редпорт.

Layla BrownEzekiel Brown

Проект перешёл в камерный режим. В игру принимаются персонажи только из акционных тем, этой и этой.
По всем вопросами обращайтесь в гостевую книгу
.

Hic Sunt Dracones

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Бывшие жители » Гаки ЛеГранж, человек


Гаки ЛеГранж, человек

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s9.uploads.ru/CHqKo.jpg
1. Имя
Gaudéric «Gyki» LeGrange | Годерик «Гаки» ЛеГранж

2. Возраст
15.01.1989, 27 лет

3. Вид
Человек

3.1. Особенности вида
Жить коротко и бессмысленно

4. Внешность
цвет волос: каштановый
цвет глаз: карий
рост: 169 см
используемая внешность: Xavier Dolan

5. Род деятельности
Офисный клерк/бармен

6. История
Февраль девяносто восьмого это скрип прогнивших деревянных досок под тяжёлыми ботинками где-то над головой, завывающая за хлипкой стеной метель, и собачий лай на пустой тёмной улице в три часа ночи; девятилетний Годерик ЛеГранж выбирается из окна, чтобы в одной пижаме кубарем скатиться по сугробам, подходящим к самым окнам. Парой часов раньше он крадёт из куртки отца ключи от снегохода, и в три пятнадцать уже покидает пределы Грис-Фьорд.

Годерик исподлобья смотрит на старшего, - сводного старшего, - брата, неохотно жуя пресные и размокшие от молока кукурузные хлопья по утрам, пока на заднем плане Ким Кэмпбелл рассказывает о перспективах Международной кризисной группы; ловит плохо, выпуклый чуть треснутый экран то и дело идёт помехами, и речь первой женщины премьер-министра прерывается, распадаясь на обрывки фраз, не складывающиеся в предложения.
Годерик заикается и не успевает в школе, с трудом завязывает собственные шнурки, потому что пальцы плохо гнутся от холода после того, как он дни напролёт проводит за ловлей рыбы в ледяной воде. Он мало читает, и разе что иногда листает комиксы, которые отец привозит старшему, - сводному старшему, - брату, пишет с ошибками, и видит отца раз в три-четыре месяца, когда тот возвращается с метеорологической станции в Алерт на несколько дней, прежде чем снова уехать, в этот раз – на большую землю. Годерику не нужна большая земля, как ему не нужна школа и люди вокруг: его вполне устраивает огромная заснеженная равнина, раскинувшаяся на сотни и сотни километров за границами Ауюиттук, в какой-то момент обращающаяся Арктическими Кордильерами. Он умеет управлять собачьими упряжками и вырезать фигурки из китовых костей, и не видит необходимости в истории и математике, игнорируя их существование так же, как и всех людей вокруг. Умеет задерживать дыхание почти на три минуты, охотиться на тюленей, и читать вечную мерзлоту; не умеет толком пользоваться телефоном, смотреть людям в лицо, и подписывать открытки.

Годерик знает, что его мать-инуитка умерла во время родов, потому что из-за суровых метелей в феврале восемьдесят девятого вертолёт не смог взлететь, а ехать на снегоходах было слишком долго и опасно. Знал, что брак у отца был только один, с Адель, медсестрой на базе в Алерте, распавшийся вскоре после рождения его старшего брата, и не глотал насмешливое «выблядок» потому что никому не было до Годерика дела.

Он никогда раньше не крал снегоход, но именно в эту ночь зов заснеженной пустыни был слишком силён.

В две тысячи шестом он будет молча смотреть в иллюминатор быстро разгоняющегося самолёта, покидая Грис-Фьорд так же, как восемь лет назад бежал из дома на отцовском снегоходе, но в этот раз потому что безымянные ледяные равнины замолчали.
Получив финансовую поддержку государства как представитель коренного населения Канады, с трудом изъясняющийся по-английски Годерик ЛеГранж переезжает в Оттаву, и записывается в какой-то третьесортный колледж на какую-то третьесортную специальность. Оттава начала нового века встречает его светофорами, дешёвым кагором, китайской кухней, рычащими машинами, которые до этого он видел только по телевизору, обледенелым асфальтом, ярко накрашенными женщинами, автоматами для моментальных фотографий за пятьдесят центов штука, флуоресцентными браслетами и сырными палочками. Годерик потерян. В первую же ночь в новом мире он трясущимися руками бросает монетки в таксофон только лишь для того, чтобы дома никто не взял трубку. Он не отступает только потому что некуда.

Сосед по комнате в муниципальном общежитии учит его читать кричащие вывески по-английски, и через пару недель ЛеГранж уже в состоянии отличить парикмахерскую от банка, учит составлять список продуктов и переходить на зелёный свет; молчаливый инуитский мальчик быстро становится заботой всего этажа, и каждый считает своим долгом помочь ему освоиться в чужом мире. Майкл водит его на хоккей, Эдез объясняет, как снимать деньги с карточки, Саломе помогает оплачивать счета, Брент вместе с ним по вечерам смотрит «Дискавери»; точнее, он смотрит за тем, как Годерик смотрит «Дискавери». Пристально, почти не моргая, словно наблюдая за тем, как под прозрачной гладью ледяного озера плещутся рыбы, Годерик молча впитывает информацию о Крестовых походах, медведях гризли и кишечных палочках, восполняя те гигантские пробелы, белые пятна на внутренних картах, что не давали ему спокойно пробивать лимоны на кассе.

Кто-то в какой-то момент начинает звать его «Гаки», потому что «Годерик» - слишком длинно. Гаки-Годерик начинает откликаться.

Он хочет быть метеорологом, но не отличает углеводы от углеводородов, поэтому работает кровельщиком; Гаки ЛеГранж растерял детскую доверчивость после того, как его ограбили и избили на парковке, в сотый раз обсчитали в супермаркете, и выставили из снимаемой квартиры без денег и вещей, и научился стрелять сигареты у прохожих, разговаривать о погоде, и менять проколотые шины.
В две тысячи одиннадцатом он сдаёт на права, и теперь каждые выходные уезжает в новый национальный парк, где старательно игнорирует специальные туристические тропинки в своих многочасовых блужданиях; ещё год спустя подаётся в США по программе Work & Travel, где за двенадцать месяцев проезжает на своём стареньком дребезжащем форде пятьдесят тысяч километров, бездумно колеся по штатам, и нигде не задерживаясь надолго. ЛеГранж кормит пеликанов в Луизиане, теряет кошелёк в Кентукки, сгорает под солнцем Флориды, просыпается под завывания койотов в Южной Дакоте. В Вирджинии форд приказывает долго жить, и Гаки обнаруживает себя уже третий месяц живущим в придорожном мотеле, с просроченной визой и пустыми карманами. А ещё он внезапно понимает, что не хочет возвращаться в Оттаву.

В Вирджинии влажно и жарко, а болотам может позавидовать Луизиана (та самая, в которой пеликаны), но ЛеГранж остаётся, сам не зная, почему. Он находит какую-то работу в Александрии, и решает свои проблемы с визой тем, что женится. Элси Констанция Эллиот говорит со смешным шотландским акцентом и готовит отличный рисовый пудинг; Гаки почему-то хочется рассказать ей про заснеженные равнины Нунавута, про то, как он выиграл гонки на собачьих упряжках в девяносто девятом и двухтысячном, как плавал в ледяной воде, и как угнал отцовский снегоход, когда ему было девять. Как его нашли ближе к рассвету недалеко от Китовой Пещеры, почти замёрзшим насмерть, потому что температура в ту ночь упала ниже минус тридцати, а он сбежал босиком, и как вертолёт, который должен был доставить его в госпиталь, точно так же не смог взлететь из-за метели, как в восемьдесят девятом. Хочется, но он не рассказывает, позволяя ей заполнять паузы своим весёлым щебетанием обо всём том насущном, что окружает двух иммигрантов в небольшом американском городке. Элси работает в парикмахерской, Гаки работает, где придётся: у них не так чтобы много денег, и они дарят друг другу на дни рождения безделушки, купленные в китайских магазинчиках «всё по 50 центов». Последним подарком Элси, - февраль две тысячи четырнадцатого, - будет пластиковая зажигалка кислотно-розового цвета с надписью Hawaii.
Гаки бессмысленно крутит её в пальцах, сидя в автобусе до Редпорта: всё так или иначе возвращалось на круги своя и повторялось, из раза в раз.

Ему, в сущности, плевать на вампиров. Они, как и удивительно многое в этом мире, существуют где-то там за границами, которые устанавливает вокруг себя ЛеГранж, и которые простираются очень и очень далеко, так что, на вампиров ему и впрямь плевать. А вот на наркотики, которые появились благодаря им – нет.

Он снимает скромную квартирку на отшибе Редпорта, соседствуя с полусумасшедшей кошатницей и барменом в гей-клубе, и занимается тем, что вырезает фигурки из дерева и продаёт их на блошином рынке, разворачивающимся в Акация-парке каждые выходные. Когда заработка перестаёт хватать на оплату и жилья, и еды, и начинает хватать только на что-то одно, через соседа из гей-клуба (как его? Чарли? Вроде Чарли) устраивается работать туда же, сначала уборщиком, потом официантом, потом, после принудительных двухнедельных курсов, барменом. Бармен из Гаки толковый: слушает хорошо и молча, не забывая подливать, и, пускай не обладает особыми талантами в смешивании коктейлей и не умеет жонглировать бокалами, всё равно уходит с приличными чаевыми просто за то, что не комментирует жизненные истории клиентов. Гаки ценит ночную жизнь за беспорядочный секс и дешёвый алкоголь, яркие неоновые вывески, кирпичные стены, блестящие от дождя, людей, которые проходят бесконечной чередой теней, и отсутствие необходимости запоминать имена и лица, здороваться по утрам, делать вид, что ему интересно. Ему не интересно. Он читает бульварные романчики за доллар пачка, ест томатный суп из банки, и играет в карты с кошатницей, регулярно проигрывая. В Редпорте никто не знает его как Годерика. Все знают Гаки.

Соседствуя с вампирами, на которых ему плевать, Гаки ЛеГранж неожиданно понимает, что быть вампиром куда веселей, чем человеком.
Кажется, сначала было ви-экстази, но он уже точно не помнил. Помнил только это восхитительное ощущение всепоглощающей эйфории, тёплой волны, окутывающей, как самая суровая метель, но вместо леденящего холода колющей мелкими иголками удовольствия. Ощущение, которое хотелось повторять снова и снова.

Гаки находит дневную работу параллельно с ночной: теперь с восьми до пяти он сидит в офисе рядом с окном и фикусом, и методично вбивает в компьютер данные клиентов какого-то акционерного общества или что-то вроде. Тупая рутинная работа, не требующая умственной деятельности и общения с людьми, но предлагающая страховку и оплачиваемый отпуск. Он по-прежнему вырезает фигурки, но теперь ходит на рынок каждые две недели, которые потом оборачиваются месяцем. Ночью он работает в клубе, уже другом, в месте, где вампирская концентрация превышает все допустимые пределы. ЛеГранж хороший работник: он делает своё дело размеренно и правильно, не задавая вопросов и не обсуждая приказы. Он пьёт дрянное американское пиво, больше напоминающее ослиную мочу, заедая его пончиками из 7-Eleven, чтобы проворочаться в беспокойном сне пару-тройку часов, и вернуться к мерцающему монитору и бесконечным рядам имён и цифр. Копит деньги на новые зимние ботинки и наркотики, раз за разом спуская накопленное на второе, и медленно скатывается обратно в то состояние, когда вокруг была только снежная равнина, и ничего больше.

7. Дополнительно
Родным языком считает инуитский (иглуликское наречние, севернобаффинов диалект), свободно говорит по-французски, почти совсем свободно по-английски, хотя иногда неправильно строит предложения и забывает слова. Впрочем, на любом разговаривает мало и неохотно. Тщательно оберегает воспоминания о Нунавуте, и тешит себя мыслью, что по-прежнему знает и умеет всё, что знал и умел в ранней юности. Любит смотреть кулинарные шоу, но не умеет готовить; не любит птиц и бессмысленную социализацию, обладает острым зрением, которое постепенно стачивается о мониторы.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ
Контакты:
ЛС привязано к почте

Отредактировано Gyki LeGrange (2017-07-17 03:51:00)

+1

2

Отношения

0

3

Хронология

10 ноября 2016 года Греха в гордыне меньше, чем в смиренье

Отредактировано Gyki LeGrange (2017-07-25 11:23:52)

0


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Бывшие жители » Гаки ЛеГранж, человек


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC