об игревместо сюжетавнешностинужные персонажигостевая
шаблон анкетыанкеты игроковбыстрый вход в игру

Добро пожаловать! Мы с радостью приветствуем вас на нашей игре в жанре городского фэнтези. Мы не ограничиваем выбор рас и готовы пропустить в игру практически любое из известных мифологических существ. Подробнее об этом здесь.

Действия игры разворачиваются в 2016-2017 в вымышленном американском мегаполисе Редпорт.

Layla BrownEzekiel Brown

Проект перешёл в камерный режим. В игру принимаются персонажи только из акционных тем, этой и этой.
По всем вопросами обращайтесь в гостевую книгу
.

Hic Sunt Dracones

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » События в прошлом » Это было лучшее из времён, это было худшее из времён


Это было лучшее из времён, это было худшее из времён

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Время действия: осень 1888 года и далее
Место действия: Уайтчапел и прочие локации, Лондон, Великобритания
Имена участников: вечно пьяный коронер Скотланд-ярда Йен Исаак Браун; натуралист и меценат Мэриан Мария Кадуаладер-Эйриануэн, графиня Ллойд-Джордж из Дуифора
Краткое описание: в Скотланд-ярде вечно потешаются над вечными пьянками коронера Брауна, зато солидарны с его работой и согласны терпеть. Графиню с невыговариваемой фамилией терпеть они намерены гораздо меньше и не понимают вечных её ошиваний в морге.
На улицах орудует маньяк, прозванный прессой Потрошителем, рабочие жрут машинное масло маргарин, поются гимны королеве Виктории, порох продают, выдавая за индийские специи, и всё безвыходно хорошо.
[icon]https://pp.userapi.com/c836321/v836321811/4a77f/4CcSIlKsDNo.jpg[/icon]

+1

2

+soundtrack

- Пропустите, констебль, - монотонно, без бугорка или излишних эмоциональных окрасок, обеденным гонгом заполнял бархатный голос помещение с обшарпанными выбитыми досками крыльца у железной двери, врат в обитель усопших, - я желаю видеть тело.
Констебль Дик Хоббс, щупленький беглянец работного дома - графиня без труда различила характерные полосы рубцов от щипания пеньки - обглоданной куриной косточкой врастал в проход, то стягивал дёргающимися жилистыми обрубками пальцев козырёк, то нахлобучивал снова, беспрестанно промакивал изрезанный складками лоб надушенным смрадом и конским помётом платком.
- Нельзя, мэм, - пропищал констебль, расставляя руки по сторонам, - сейчас сюда никому нельзя, детектив Рид был строг и ясен в указаниях. Приходите через неделю, мэм.
Юнец растопырил ноздри - что сделало его лицо поразительно схожим со свиным рылом - и переложил дубинку в левую руку. От графини Ллойд-Джордж с самой страшной, ломающей язык фамилией - да за такие имена в Ад попадали! - он ожидал услышать нечто вроде «да вы знаете, кто я, констебль Хоббс?» (безусловно, наивный и неопытный полицейский упрямо полагал, что графини в праве интересоваться именами хранителей их сна и порядка, да ещё и запоминать) или «да как вы смеете со мной так обращаться!». Графиня Ллойд-Джордж возвышалась над ним в две головы, и плотное шерстяное платье, где полностью отсутствовали рюши и фестоны, сливалось с полусумраком углов здания - казалось, что по контуру бока графиня въедается в копоть. Пищали крысы и слышалась ругань с улицы, но констебль дрожал - ему было строго-настрого велено в морг никого не впускать, а тут явилась графиня. О других женщинах джентльмены детективы и сержанты могли выражаться грубо и вполне резко, без обиняков раскрывая карты намерений, как у гадалок, но про эту частую гостью - чьими пожертвованиями была оборудована лаборатория и пристроен новый корпус для тюремных камер - сплетничали вполголоса, шёпотом и озираясь, будто бы испарится керосин в светильнике, погрузится участок Уайтчапела во тьму и тут же выплывет - а с ним нависнет над честными и бравыми бобби та самая леди Мэриан, сверкнёт перламутром хищной улыбкой и сама расскажет, как муж от неё сбежал, без любовницы и средств к существованию, лишь бы подальше.
Констебль Хоббс слышал вроде, что она где-то читала лекции, и почему-то представлял он графиню Ллойд-Джордж всегда в кухонном фартуке и с ножами, разделывающей окорок. А разве может женщина не кулинарными курсами заниматься? Мистер Йен фартуков никогда не носил, но отчего-то и не пачкался.

- Мэм, - настойчиво, с напором повторил констебль, воодушевлённый безмятежностью графини, ошибочно приняв его за согласие, - я передам мистеру Йену...
Потом Дик Хоббс вспоминал муторно, смутно, что произошло - графиня коснулась его плеча невесомо, но этот тактильный контакт обошёлся ему в вывих плеча и удар о крошащийся кирпичом проём. Дик слышал, как шелестела крупной драпировкой чёрная юбка, белым пятном резал ему бельмо кружевной воротничок, и шляпка с вуалью, театральная и к изысканному наряду не шедшая, выбивающаяся из общего плана, словно задела его висок. Через четверть часа констебль Хоббс очнулся не на полу, а в кабинете сержанта Уиллингема, и всё не мог понять, куда же занесла его нелёгкая. Щёку обрамляла гадкая липучка - висок оказался разбит.

- Это он? - Мэриан Мария Кадуаладер-Эйриануэн двери не тронула, но она отворилась сама, жалобно скрипнув, норовя сорваться с петель, - это тот мальчик? Из Итона?
О ледяном, атлантическом терпении графини в участке слагали легенды, и об её выдержке, но по столь нехарактерным нотам на октаву выше проступало очевидное: графиня Ллойд-Джордж умирала от любопытства и была крайне заинтересована.
Облепленная болотно-мховым кафелем комната жужжала, и три обернувшихся к ней мужчины горбились в свете. Тот, который походил на мертвеца с натянутой кожей и пах спиртом, склонился над трупом женщины, пыжился и потел в котелке печально известный детектив Эдмунд Рид, плотный и разящий лосьоном после бритья, поправлял кастеты и застёгивал манжеты рубашки сержант Дрейк, убойный верблюд Рида - все они были графине не рады.
- Мальчик из Итона, - продолжала леди Мэриан, водрузив шляпку на весы, где красовалась вздутая от последствия пьянства непропорционально гигантская печень; крупными пузырями рельефно шла лимонная корочка, - Вильям Гиббз одиннадцати лет. Повесился, не выдержав... - она сморщилась, заприметила затёртый чайник, обхватила чашку, оттопырив безымянный и мизинец, глотнула чаю и тут же закашлялась - как и следовало предполагать, вместо чая в пакетик подмешали сушёной подкрашенной моркови, - какая гадость. Детектив Рид, займитесь этим. Так вот, Вильям Гиббз, не выдержал издевательств и розг - мягкотелый беженец... Сбегал трижды. Не изменит мне память, но в Итоне библейские заповеди чутко почитаются старшими курсами и заканчиваются в полуподвальных помещениях, цепями и ивовыми прутиками, с одобрения парламента и дорогой Виктории. И наше истинное воплощение воспитательных ценностей повесилось, а врач определил временное помешательство... В теле правда не было ни капли крови? Я должна посмотреть. Йен, в ваши обязанности входило уведомить меня.
Тут графиня замолчала, и меж густыми бровями тенью легла морщинка. Все трое молчали, а сержант Дрейк заторопился вставить подле детектива Рида, стремясь загородить процесс вскрытия от гостьи.
- Покажите мне её, - сказала леди Мэриан, делая шаг вперёд, - Дрейк, право, Христа ради, отойдите. Нет того зрелища, что может напугать особу... Боже правой! Это... это... - «просто прекрасно», повисло в воздухе между графиней и мужчинами.
Вытащенные кишки складывались изумительным бантиком. Такое произведение искусства превосходило по монументальности и эффектности Альберт-холл.
[icon]https://pp.userapi.com/c836321/v836321811/4a77f/4CcSIlKsDNo.jpg[/icon]

Отредактировано Unseelie Queen (2017-09-12 23:18:13)

0


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » События в прошлом » Это было лучшее из времён, это было худшее из времён


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC