В розыске



Добро пожаловать!

Добро пожаловать! Мы с радостью приветствуем вас на нашей игре в жанре городского фэнтези. Мы не ограничиваем выбор рас и готовы пропустить в игру практически любое из известных мифологических существ. Подробнее об этом здесь.

Действия игры разворачиваются зимой 2016 и весной 2017 годов в вымышленном американском мегаполисе Редпорт.

29.03 Проект переходит в супер-камерный режим. Новые игроки принимаются.

К другим новостям: авторские персонажи старше 200 лет предварительно оговариваются с администрацией.

Обратите внимание на наши акционные темы! А по всем вопросами обращайтесь в гостевую книгу.

об игревместо сюжетавнешностинужные персонажигостеваяшаблон анкетыанкеты игроковбыстрый вход в игру
AttendantUnseelie Queen

Hic Sunt Dracones

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Жители Редпорта » Полин Розенель, жар-птица


Полин Розенель, жар-птица

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://cdn.flickeringmyth.com/wp-content/uploads/2017/01/sarah-gadon-600x281.jpg
1. Имя
Полина Андреевна Розенель, в документах официально значится как Полин Розенель, зачастую же все ласково называют её Полли или Полей.
Друзья детства из тёплых краёв Латинской Америки уверенно кличут Паулиной.
Выступает под псевдонимом «Полианна Палей», который ныне считается нарицательным, передающимся «по наследству».

2. Возраст
Выглядит на 27-30 годочков, по факту - 145 лет. Родилась 1 мая 1871 года.

3. Вид
Жар-птица. Не Феникс, но родственная им, а по факту - оборотень-перевёртыш.
3.1. Особенности вида
Жар-птицей может родиться только девочка и только от жар-птицы. Живут до 700-800 лет, ещё 200-300 надбавляются, если их птицы проводят в оборотничьем облике.
В животном виде размах крыльев составляет от 4 до 6 метров, длина туловища составляет от 2 до 3 метров, хвоста - от 6 до 12. Если жар-птица плачет, то взаместо слюны во рту образуется жемчуг - так многие птицы зарабатывают себе на жизнь.
Пение жар-птицы дарует душевную гармонию и покой, а сама она концентрируется на врачевательстве, используя толику магии, дабы ускорить процесс заживления или поправить зрение. На интуитивном уровне, каждая отлично разбирается в камнях.
Клюв огнём не дышит, но им горят перья, являющиеся главным оружием жар-птицы. В человеческой ипостаси всё это выливается в пирокинез. Также, при рождении тельце новорождённого покрыто мелкими чешуйками, которую многие врачи принимают за непонятно откуда взявшуюся аллергическую реакцию.
Замечательно чувствуют себя в тёплых краях; чем холоднее - тем жар-птица слабее.
Притягивают к себе людей, которым требуется помощь, поэтому всегда нарасхват.

По сути своей, жар-птицы - вымирающий вид. Они живут тесным сообществом, образовывают культ поклонения славянским богиням, устраивают ритуалы и подношения духам. Первый полёт приходится на 16 лет. Обращаться необходимо как минимум раз в две недели. Все птицы обязаны слушаться и подчиняться решениям верховной жрице, опытному и мудрому сородичу, который наставляет их и помогает советом. Все члены общины носят небольшое залаченное пёрышко - кто на цепочке, кто как серьгу - в качестве опознавательного знака.

4. Внешность
цвет волос: нечто среднее между пепельным русым и светло-русым;
цвет глаз: серо-голубые;
рост: 5'2'' (160 см);
отличительные особенности: большая часть спины, левая лопатка с предплечьем, правый бок до середины бедра и правая ягодица покрыты витиеватыми узорчатыми орнаментами - при обычном дневном свете татуировки практически незаметны и едва переливаются золотистым цветом, но в определённые моменты словно вспыхивают жаром - Полли объясняет их наличие и «рельефную», слоящуюся структуру особенностью редких чернил; на деле же, эти татуировки - въевшиеся чешуйки;
используемая внешность: Сара Гадон.

5. Род деятельности
Радиоактриса, драматург и поэтесса; в свободное время - компаньон частных детективов.
Недопосвященная жрица-преемница главы американского филиала культа Параскевой Пятницы, сложившая обязанности, но от того от них не избавившаяся. Дочь бравого вождя славянской общины нечисти Редпорта, и да, это профессия.

славянская община

В бывшем Ньюпорт-Ньюс, Даунтауне, обосновалась русская мафия с соседями-Триадой. У них свои разборки, а перед трассой шестьсот шестьдесят четыре, район принадлежит эмигрантами из России, Украины, Эстонии, Литвы, Латвии и прочих балканских стран. Здесь же, совсем рядом, находится российское посольство. Ещё ниже, у самого вреза скалистого берега в океан, в самом низу юго-запада города, ютятся изгои-нелюди - нечисть, выгнанная из родных земель всё тех же стран. Здесь все - от амбарников и бабаев до лаюнов и обдерих славятся крутым нравом и проступками перед сородичами в родных краях. В Репдорт они бегут от преследований, пытаясь скрыться от уплаты и ответственности. Есть здесь и небольшое сообщество жар-птиц, во главе которого стоит Ольга Карнович. Ольгу не любит много кто, но боятся и уважают все поголовно, и недавние слухи о её якобы болезни мало меняют положение вещей - она остаётся опасной, хитрой женщиной, готовой пойти на всё ради собственных целей.
Помимо всего прочего, Ольга не только представляет их интересы при столкновении с прочими магическими обществами, но и является связующей ниточкой с русской мафией. В начале 1920-х годах, когда с притоком беженцев началось и устроительство криминального мира, Ольга и несколько её подруг помогали через одного из «отцов-основателей», Исаака Дайнова: выискивали финансирование, сбывая жемчуга и рукоделие, после устраивались в больницы и воровали препараты, при надобности приезжали на нужное место ночью и днём, перевязывали пострадавших, залечивали быстро и эффективно, не вровень государственной медицине. Сверх того, женщины по просьбе захаживали по нужным домам и вели переговоры, то есть, выполняли роль эскорта, а в крайних случаях и особые поручения - перекидываясь в истинную форму, сжигали бары врагов и недругов. Когда новоиспечённый босс заказывает кого для работы на изнаночной стороне города, Ольга подыскивает подходящего на роль, наставляет, тренирует и отправляет, держит крыло на пульсе и бдит.

6. История
Боги щедры и милосердны, культы, им поклоняющиеся - не очень.
Это случилось настолько давно, что ни один летописец и не вспомнит, зато с пылом и жаром в очах поведают они, те, которых после кликали почитательницами святой Парасковы, так и выживали, служа светлой Живе, Живе, богине плодородия и жизни, животворящих сил природы, весенних бурлящих вод, первых зелёных побегов; покровительнице Яви, юных девушек, молодых жён и ожидающих ребёнка; олицетворению весны, прядильщице полотна мира - ей и оставались верны. Много общались жрицы с духами лесными, водными и древесными, а потом раз решили жертву великую принести и сожгли десятки деревенек, вольный город Новгород и лиственный лес. Чтобы росло новое, ясное и сильное, нужен пепел. Говорят, что духи то ли обрадовались, то ли обозлились, и передали жрицам весточку - одарили подарком неслыханным, проклятием. Старшая дочь, средняя дочь, младшая дочь - каждая дочь матери служащей Живе иметь будет хвост и перья, и обращаться в кукумявку, огнём обуянную.
Вот так где-то в юго-восточной Европе выли полу-волки, а на Руси летали птицы покрупнее сокола, пожирнее ястреба, и прозвали их просто, незатейливо - жар-птицы.

Делать нечего, стали женщины постанавливать своды, уставы сочинять, чураться ловлений и попыток царевичей в приданое сплавить, а неверных, разлучниц и бойких шибко сдавали с потрохами и клювиками. Таких ценных заморских диковинок за море и посылали - в Константинополь, шейхам да чалматым витязям, взаместо золота ублажали. Птицы те тужили, горевали, обратились в иную, чуждую веру, а потом разрослись, размножились по Османии и Орде, и прослыли фениксами - от целительства прогневанные духи русские отлучили их, а вот излечивание сожжением и ожогами всучили.

Параскева Пятница скрывалась в тьмуще христианской да иконах яичных, страдала, по вечере кружила хороводы ленточные и слушалась Настасью, древнюю уж совсем, готовящуюся отложить повязь вышитую и указать перстом на предводительницу юную. И всё пошло немного не так.

Охочая до славы, власти и единственный ребёнок престарелой Настасьи, Ольга, маялась и отказывалась слушаться, соглашаться с решением матери некую курву поставить, жемчугом повязанный пояс вверить и в управление отдать уважение и рокот леших, водяных, русалок. Ольга вступала в кружки декабристов и быстро разочаровалось глупыми, наивно-этическими идеями. Позже Ольга, нарушая материнский завет, отъехала справить Рождество Христово в 1850 в Польшу, чуть погодя очаровала Станислава Бжуска и помогла организовать Польское восстание 1863 года - с целью прикрыть готовящийся переворот супротив Настасьи и покушение на неё же.
Ольгу раскрыли, приняли на бабском вече уговор отдать на погребальный костёр, а Ольга бежала с шестью помощницами, предательницами Настасьи, окаянных коих поила она и обувала в атласные туфельки - под залпы пушек казаков.

В то время уважающие себя девушки бежали в Париж, а Ольга отправилась в Швецию - к дорогой подруге-тёзке Ольге Палей, второй и морганатической жене великого князя Павла Александровича, младшего брата Николая II. Пока дочь Павла Александровича, Мария Павловна, венчалась со шведским принцем Вильгельмом, герцогом Сёдерманландским, Ольга, взявшая девичью фамилию Палей - Карнович, познакомилась с юным анархистом Менделем Дайновым, от которого вскоре втайне родила дочь Полину. Сама Ольга быстро вышла замуж за представителя России при датском дворе, и они переехали. Полина выросла совсем и закрутила близкую, весьма интересную дружбу со шведской принцессой Ловисой, Луизой, ныне датской королевой. Ольга растила соратницу и опору, и пока что оставалась довольна.

Сплетничали, что по ночам над Данией идёт золотое северное сияние - и как будто искорки сыпятся на лицо.

В 1895 году Ольга, Полина и свита из шести пособниц отправляются на пароме попутешествовать по Боливии и Бразилии, полюбоваться сертанами, полакомиться гренадильями и проехаться по железной дороге Перу на Рио-Бланко, а в итоге затерялись там, неожиданно повстречали некоего полковника Перси Фосетта, после чего обосновались в Андах на пятнадцать лет.
Полина так часто летала над шапками Андов, что забывалась, скрывать не надо, вокруг - никого. Она и не боялась никого, и много писала в путевом дневнике - помимо чаёв с лепешкой из масаи у местного немца-смотрителя можно было смотреть на лам.

В 1911 году Ольга неожиданно столкнулась с русским гостем, тем самым Менделем Дайновым, крайне неохотно познакомила с ним Полину, зато моментально усмотрела младшего брата Менделя, Исааком, с которым тотчас же закрутила роман.

Началась Первая Мировая.
Ольга и Полина, подделав справки о прохождении курсов сестёр Красного Креста, отправились в замок Инстербург Калининградской области, где разминулись с великой княгиней Марией Павловной, бывшей шведской королевой - так Полина впервые посещает родину. Полину назначили старшей медсестрой. Через несколько недель после революции, заполучив информацию о местонахождении Исаака, они отправились в Редпорт, предварительно отправив письмо шестерым родственницам.

Надо заметить, что перед отлучкой, Исаак получает полуночное благословение от Ольги «на удачу», а также небольшую шкатулку с драгоценностями. Именно эти сбережения он и вкладывает в клоаку русской мафии быстро развивающегося Редпорта, штат Вирджиния, а Ольга начинает строить план - в Калининграде она встречает старых знакомых и узнаёт, что Настасья продолжает здравствовать, а обиду на дочь держит и считает кровь свою опасной преступницей, назначает награду за голову и перья. Ольге нужно прикрытие, Ольге нужен пласт - тот, из-за которого им с Полиной больше не придётся прятаться и бегать. Тот, который дарует ей власть. Тот, который обезопасит её и возвысит.

Начинается волна эмиграции русской аристократии. Всё ещё в Париж или в Нью-Йорк. Ольга заключает деловое соглашение с Исааком и его начальниками, белым генералом и бывшим сподвижником анархиста Бакунина, раскрывает Исааку свою истинную сущность, свою породу, обещает снабжать доходом и начинает строить свою маленькую, но империю. Империю, в которой рады каждому беглому славянину - империю, в которой приютят и оденут каждого бежавшего из России-матушки нелюдя, попавшего под раздачу. Таких набирается немало.

Когда Исаак умирает, Ольга, имея влияние на его сына и престарелую жену Исаака, входит в круг дел мафии, помогает разбираться с бутлегерством, множащимися как мухи сицилийцами и китайцами, спаляет ирландский паб и цыганский табор. Ольга идёт напролом, подначивая Полину, наставляя её, поясняя, что нет истории и жизни Полины, которой она выбрала новую фамилию, Розенель, есть их общая история. Полина - это отражение Ольги, продолжение её наказов, её дела, Полина - не человек и не личность. Полина, теперь Полин, - путь за горизонтом. Она обращается в птицу в Редпорте редко, по ночам и за городом, там, где дальше, на пляжах. Город живёт и без того, и увеличивается всё - дома, приступы чарльстона, порции бургеров, налоги. И мама, мама над ухом, мамы больше, ещё больше - две жизни одной сущности.

В 1922 Полина выступает посредником матери в подпольных клубах, но занимается полюбившимся делом с детства - много пишет. Пишет стихи и рассказы, пишет истории и пьесы, поёт и учится играть на гитаре. В один день Полина собирает котомку и уходит, оставляя записку с цитатой из Короля Лира: «Не первых нас, добра желавших, злой постиг приказ; я за тебя, король, колена гну; сама на хмурь судьбы я не моргну».
Это была её жизнь. Не мамы. Она не хочет обряжать беглых домовых в рясы карликов и не собирается помогать мириться вурдалакам с кикиморами.

Хохотушка Полли влюбляется в театр, помогает за кулисами, вертится в массовке на съёмках немого кино. Поёт в трио с сёстрами Морганс, пишет больше, обрывает старые контакты, веселится и много танцует - в общем, живёт так же, как и при маме, только без постоянных общений с курьерами наркотраффика, траффика магических редкостей и без свиданий с головорезами.

В 1939 году всё прекращается - Ольга шлёт Полине сообщение, что люди Настасьи их нашли. А заодно выкладывает правду: и про то, что при побеге припрятала редкие экземпляры книг, посвящённые ритуалам, обращённым к Живе, и травные рецепты, и штуки разные - вроде легендарной Чаши Жизни. Ольга уезжает куда-то очень далеко, а её поверенный отвозит Полину в Исландию, в глухую деревню, к бывшему вояке и его старушке-маме. Там Полина узнаёт про сейд, дни и ночи напролёт слушает про Вальгаллу. В 1943 её перевозят в Гренландию, и там вокруг один лёд.
Полина любит это время страстно. Нет кутерьмы, нет злобы внешнего мира - Полина рвётся на передовую, в медсёстры, на войну, и её отказываются пускать. Полина пишет ещё больше, про то, что видит в странах снежной зелени, сочиняет мемуары, часто поёт. И здесь, в тишине и обособленности, в изоляции, задыхающаяся от спасения, она почти не становится человеком - незачем.

Мать пишет в сорок восьмом. Предлагает перемирие. Полина ей не отвечает.

В 1951 году она идёт радиоактрисой и придумывает псевдоним, Полианна Палей, а после и легенду - дескать, Полианна Палей не артистка, а образ и необходимая дань искусству, и угасающая Полианна находит новую, передаёт ей знания. Полина старается избегать фотоаппаратов, посещает много вечеринок. Издаёт несколько сборников под тем же псевдонимом, всё Полианна Палей. Сборники идут на ура.

Полина находится в постоянном поиске сюжетов. Она набивается в помощницы частным детективам - к ней относятся с насмешкой, иронией, но она симпатична на мордашку, лезет через чёрные ходы и располагает к себе взмахом ресниц; полезная штучка. Впрочем, несколько предпринимателей пытались подавать в суд за последующее разглашение деталей расследований в детективных рассказах Полианны Палей.

Она знакомится с Эдвардом Олби, Теннесси Уильямсом, Юджином О'Нилом, много ездит, много с кем говорит, путешествует, не покладая крыльев. Она так сильно отрывается от общины, что и не помнит, чем русалка с черноморских берегов отличнее лорелеи. Полине не хочется назад, к душным сделкам. Она живёт, по-настоящему.

Когда по телевизору заканчивают крутить кадры из Вьетнама, в 1978, на пороге появляется Ольга, постаревшая, с большей властью в когтях, и долго говорит, что Полина - следующая она. Что Полину надо посвятить в таинства. Полина - будущая жрица. На самом деле, и Полина это знает, мать приходит к ней из-за Кейси Спейда, детектива, повадившегося раскрывать сверхъестественные дела, рьяно и некстати вмешивающегося в дела Ольги.
Полина захлопывает дверь перед носом, пудрит носик и идёт кататься на роликах к графтонскому котловану.

Когда в 1987 году на арену выходит Сидни Вёртс, Полли пребывает в полнейшем восторге. Она - в первых рядах легендарного, исторического события, а значит, быть новым стихам, новым пьесам и новым рассказам. Заканчивается всё преследованием активистов и скандалами, которые вовсю тиражируют газеты.

В 1993 году она присоединяется к театральной труппе Редпортского драматического театра, желая скрыться от излишнего внимания к последней Палей, и едет в Россию во второй раз, за Урал, к Екатеринбургу, налаживать русско-американские связи, помогать баптистам с гитарами и завлеканиями молодёжи. Полина запоем читает сказки Бажова, ищет Хозяйку Медных Гор, ищет корни. Обращается по ночам, по выходным, когда не слышно выстрелов - так её, может, не заметят. Корни находят её сами.

Наталья Генцен, теперь новая Настасья - та стареет на Курильских островах - не очень вежливо наказывает Полине уезжать. Напуганная, Полина устраивает страшный пожар - горят деревни по реке Урала, горят и шахты, и Полина бежит, едва ли не попадаясь в лапы вервольфов по найму.
Она возвращается домой в 1995 и больше в Россию не ездит. Уже потом она узнаёт, что Генцен Полину сдала собственная мать.

Полина пишет постоянно, почти не выходя из квартиры - она оседает на одном месте, может, находит себя. Возвращается в театр - и в 2004 году от очередного испуга спаляет его дотла. И идёт петь по барам. Опять пишет, выпускает пьесы под псевдонимом, возвращается на радио и больше оттуда не уходит. Её начинают транслировать и по прочим штатам восточного побережья.

Ещё к ней приходят опять, в 2014, и говорят - от лица Ольги - что жрица больна и умирает. Что ей нужна Поля - передать. Всё передать, проститься, помирится. Полина отказывается. Она не отлучена от дому, их из дома выгнали под угрозой смерти - по праву.

Потихоньку, она отходит и вновь ищет себе несчастного детектива на роль проводника. Ей отчаянно требуется встряска, ей нужен реальный мир - та его изнанка, о которой надо писать.

Потому что этот мир должен знать правду.

7. Дополнительно*
Любимые поэты - Пастернак и Маяковский. Глубоко уважает творчество русских классиков и американских сатириков, но предпочтение отдаёт сказкам. Собирает редкие книги и фолианты, без ума от кожаных обложек с украшательствами и декором.
Поёт пронзительно и чувственно, в основном нечто с фольклорными мотивами. Играет на гитаре и производных (укулеле, балалайке, лютне), фортепиано и органе, скрипке, альте и там-таме.

Считает себя великолепным неподражаемым драматургом и исключительной поэтессой. Недалека от правды.

Очень любит танцевать - не Плисецкая (и в первую позицию не встанет), но никогда не пропускала балов и вечеринок. Тем не менее, хороша и звезда любого паркета. Сальсу, самбу, ча-ча-ча, мамбо и хастл спляшет и на раскалённых углях, джайв и буги-вуги до сих пор не забывает. Уже в 1950-х знала множество неприличных движений и активно виляла хвостом бёдрами.

Никогда не прослушивалась на главную роль в спектакле из принципа. Как драматург-постановщик невыносима: требовательна, резка в выражениях, бескомпромиссна. Понимает, как делаются декорации, не признаёт большое кино.
Замечательно разбирается в драгоценных и полудрагоценных камнях, знает поимённо все легендарные и кровавые украшения, трепещет и лелеет произведения искусства известных домов, но сама такие побрякушки не носит. А вот с чем не расстаётся - так это с фантазийными шляпками и перчатками.

Легкомысленна, беззаботна, падка на людей, истории и неприятности. Крайне небрежно относится к попыткам скрыть свой настоящий возраст, но, как и многие  жар-птицы, отнекивается и истинную сущность не обличает, но и не врёт, что пирокинез - потому что ведьма. Не умеет драться, умеет хвататься за сковородки, палки и дубасить от души.

Постоянно грызёт яблоки, предпочтительнее красные.

Очень любит Россию и страшно хочет вернуться туда жить, но понимает, что не может и страдает. Убеждённая язычница. Читает огромное количество научно-популярной литературы, в особенности - учёных, пишущих об альтернативных теориях.
Редактирует биографические очерки со времён проживания в Гренландии и Исландии.

Вышивает крестиком, гладью, лентами, бисером и стеклярусом, вяжет, делает сутаж и рукодельничает постоянно.
Свободно говорит на шведском и датском, испанском и немецком, знает наречия племён кечуа и аймара, несколько фраз на исландском и гренландском. Вечно практикует русский. На английском говорит с ярко выраженным, но трудно опознаваемым акцентом.
 
ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ
Контакты:
ЛС, всегда ЛС.

Отредактировано Pauline Rosenel (2017-11-20 19:08:21)

+2

2


АВТОБИОГРАФИЯ


ГЛАВА I, О БЕГЛЯНКАХ

апрель 1923 года When I get low, I get high

Полин, наконец-таки, решается и уходит из славянской общины, сбегает от матушки. Сбегает, правда, не на другое побережье и даже не на другой город, а в роскошную атмосферу вечного праздника спикизи. Емельян, на свою беду, разучивается держать язычок за зубами, и именно ему Ольга Карнович поручает важную миссию, разыскать дочь и вернуть в семью.
Встреча их проходит весело - в танцах, обменах шпильками, поцелуях на закате и несбыточных обещаниях. Правда, если в Россию Емельян жар-птицу точно нескоро отвезёт, то уж ввести её на чёрный рынок Редпорта и помочь с новыми документами наверняка может.

После нескольких лет, проведённых в своеобразной ссылке в скандинавских странах, Полин возвращается в поствоенную Америку и снимает домик в живописном иллинойском городке. Знакомится с вредными соседями, спускает баснословные суммы денег и начинает водить неприятные знакомства с итальянской мафией.
В один не очень приятный вечер к ней заявляется Емельян, бросивший и оставивший на произвол судьбы - весь в крови и почти мёртвый. Полин обещает его выгнать, но не может - а после они вместе с престарелым соседом оказываются на прицеле у сицилийцев.
Итог эпизода: пожар в госпитале, начался в прачечной и очень скоро охватил всё здание. Больница была рассчитана на 125 коек, погибло 77 человек.

ГЛАВА II, О РЕДПОРТСКОЙ БОГЕМЕ

Ужасные слухи ползут по Редпорту, будто бы королева русской мафии Ольга Карнович смертельно больна и собирается на вечный покой. Наладить отношения с дочерью Ольга посылает мавку Аглаю Мару, к Полин не питающую симпатии вообще; и попадает Аглая прямо в разгар скандала на Redport.fm.

21 декабря 2016 года some like it hot

Каждая новая гениальная идея Полин о пьесе гениальнее предыдущей. На этот раз, очередной шедевр драматургии посвящён серым рутинным будням мексиканского картеля в Редпорте. За автографом отправляется далеко не последнее лицо и родственник дона Васкеза Ману Парейон, полагающий, что Полин располагает информацией о его пропавшем брате.

0

3

ОТНОШЕНИЯ

0


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Жители Редпорта » Полин Розенель, жар-птица


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC