В розыске



Добро пожаловать!

Добро пожаловать! Мы с радостью приветствуем вас на нашей игре в жанре городского фэнтези. Мы не ограничиваем выбор рас и готовы пропустить в игру практически любое из известных мифологических существ. Подробнее об этом здесь.

Действия игры разворачиваются в 2016-2017
в вымышленном американском мегаполисе Редпорт.

18.12 HIC SUNT DRACONES ИСПОЛНИЛСЯ ГОД!
И мы очень-очень ждём ребят из детективного агентства «Mooon Indigo»!

К другим новостям: авторские персонажи старше 200 лет и фейри предварительно оговариваются с администрацией.

Обратите внимание на наши акционные темы! А по всем вопросами обращайтесь в гостевую книгу.

об игревместо сюжетавнешностинужные персонажигостеваяшаблон анкетыанкеты игроковбыстрый вход в игру
AttendantUnseelie Queen

Hic Sunt Dracones

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Жители Редпорта » Вирджиния Диллейн, дух


Вирджиния Диллейн, дух

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://78.media.tumblr.com/fb2d7a1d35f59f65f1e1d21240bd0cc8/tumblr_noy823PqrI1urf5rwo1_540.png
'She was like the moon—part of her was always hidden away.'

--
1. Имя Вирджиния "Джинни" Диллейн — имя, выбранное случайно, и фамилия, полученная от старого садовника, ласковое сокращение, которым никто не пользуется; на интернет-порталах, посвященным редпортовским нео-язычникам и скандинавской мифологии, известна как Сейдж. Уже никто много веков не называл ее истинным именем — Мани.

2. Возраст многие тысячи лет, вероятно, больше трех, поскольку Мани старше волка, что преследует его, он — ее часть и порождение; новому человеческому воплощению Мани летом 2016 года исполнилось всего 16 лет.

3. Вид Дух
3.1. Особенности вида Мани — древний скандинавский дух, воплощение Луны, брат солнца, вынужденный тысячелетиями, пока строятся и разрушаются города, умирают боги, появляются народы и начинаются войны, убегать от своего вечного злобного преследования — волка по имени Хати. Как воплощение Луны, у Мани было множество способностей, включающие себя управление погодой, влияние на приливы и отливы, давление воздуха, действий ветра. Человеческие души также были ему подвластны — при долгом нахождении рядом с Мани обычные люди начинали сходить с ума. Дух умеет быстро залечивать нанесенные себе раны — в десятки раз быстрее, нежели обычный человек, — особенно, когда Луна растет. В последнем цикле их жизни, когда зубы Хати сомкнулись на шее, Мани лишился большинства своих способностей. Сейчас дух может только контролировать процесс заживления на своем собственном теле, сильно замедлившийся, да обострять, сам того не желая, страхи, безумные желания и кошмары других людей.

4. Внешность
цвет волос: длинные прямые медные волосы
цвет глаз: серые
рост: 1,64
отличительные особенности: -
используемая внешность: Ellie Bamber

5. Род деятельности была няней в детском приюте* в безымянном поселке в сорока километрах к северу от Редпорта

6. История
Лунное затмение может происходить до четырех раз в год.

Четыре ночи, когда луна становится медно-красной, напитанной свежей кровью; пепельная строгая красота ее сменяется языческим алым, опасным цветом на долгих сто восемь минут. Новое время объясняет это фазами полного затмения, освещением от проходящих по касательной солнечных лучей, рассеивания их в атмосфере и прозрачным красно-оранжевым спектром, но во времена войн и язычников говорили: Хати близко, Хати смрадно и тяжело дышит, Хати почти нагоняет спасающегося от него Мани; дух Луны может почувствовать запах гнилого мяса, сорванного с ломких костей мертвецов, и свалявшейся влажной шерсти от крови в колтуны. Тысячелетия назад люди закрывали свои ничего не видящие глаза, простирали к небесам заскорузлые руки, огрубевшие от тяжелой работы, и пока луна оставалась багряной, тревожной, они умоляли Мани бежать скорее — если Хати поймает, если Хати сомкнет свои челюсти и вырвет сердце духа, это значит, начнется Рагнарек, наступят сумерки богов, погибель всего мира.

Это было прежде. Сейчас Хати и Мани это статьи на Википедии, последний раз обновляющиеся слишком давно, духи давно ушедших времен, в современном мире технологий, науки и Интернета. Подстегиваемый голодом и инстинктом дух волка и дух его вечной, обещанной ему жертвы, изображен на литографиях, загруженных в Вики-коллекцию. Вирджиния рассматривает эти изображения на экране старого компьютера, постоянно мерцающего и от которого быстро начинали болеть и слезиться глаза (но это единственная тонкая ниточка, соединяющая приют и оставшийся мир, с заблокированными страницами развлекательных сайтов и ютуба), гладит кончиком пальцев выгнутую спину черного злого зверя.
Они давно так не выглядят; сменили обличья, перестали использовать небосклон, как поле своего боя, надевали и снимали личины, когда за сто лет ни одному из них не удавалось победить — Хати добраться до нее, а Мани — убежать достаточно далеко, возвращаясь бесплотными духами в астрал. Рядом с Мани больше не было золотого, всеми любимого брата-солнца, не было людей, молитвы произносящих, только волк-демон, неспокойный голодный дух, никогда не догоняющий, стал вечным спутником Луны. Никто не боялся больше кровавой круглой луны, но новый цикл начинался, вымоченным в соли кнутом заставляя Мани бежать, и бежать, и бежать — дух устал и сдался.

Слабая, ломкая, родившаяся поздно — Хати пришлось несколько лет бежать в одиночку в этом мире, преследуя не дух, его бесплотный образ, — и раньше своего срока на седьмом месяце тяжелой беременности, Вирджиния — это дар ненавистному Волку, такую легко найдешь, такую легко будет сожрать, у такой кости не переживут и даже легкого нажима.

Мани устал.

А ведь последнее воплощение Мани было яростно, как огонь, который она зажигала в городах, обкладывая со всех сторон Хати, факелом опаляя уродливо скалящуюся в беззвучном смехе морду. В зарождающемся средневековье они обрушивали друг на друга крепости, возведенные руками людей, собранные Мани армии, и звук, с которыми волчьи зубы скрежетали по металлу, был жуткий и страшный, и над ними вновь горела пламенем их луна. Пахло паленой шерстью, и густым медным запахом крови, и горящей плотью, а еще кто-то кричал — кричал так отчаянно, так громко, захлебываясь и переходя на ровный нечеловеческий визг. Это кричал сам Мани, когда спустя тысячелетия, челюсти смыкаются на груди и выдирают из нее обломки ребер и клоки мяса, и, кажется, все наконец-то закончено — для него это почти облегчение, — но луна уже успела стать стальной и серебряной, пепельной и пыльной, — равнодушно становится единственным свидетелем бойни.

Вирджиния рождается с криком. Новорожденная девочка кричит, когда ее кутают в липкое от отошедших вод тряпье с пятнами крови, кричит испуганно и непонимающе, как может только бедное оставленное в первые же минуты своего существования, создание, когда ее кидают на крыльцо приюта без записки и знака — просто шевелящийся ком тряпья. Мани, лишившейся большей части своих сил и магии, до сих пор носящий невидимые рубцы и следы зубов Хати за своими ребрами, возвращается в мир самой слабой, самой уязвимой формой — в теле девочки.

Ей достается чужая фамилия и чужие вещи. Диллейн воспитывается в сиротском приюте, среди сотни таких же, как и она, оставленных детей, не задаваясь вопросом, куда исчезли ее родители и чья она дочь — Вирджиния только спрашивает у своего отражения в старинном зеркале, как ей найти волка. Она помнит о своей цели, а засыпая, видит прошлые воплощения — разные, но продержавшиеся сто лет. Также и Мани себя прячет — стены монастыря и приюта, вдали от чужаков и больших городов, спасут и оберегут ее, Хати ее не найдет.

Жизнь Вирджинии это череда одинаковых дней, складывающихся в месяцы, бессонные ночи из-за ужасных снов, прожитые в послушании и молчании года –  Диллейн боится, что даже ее голос способен призвать волка — его острый слух услышит даже обрывок фразы, одно слово, и найдет ее по биению сердца. Она занимает себя интернетом и его цепкой паутиной, книгами из библиотеки, людьми, верящими в старых богов, редпортовскими язычниками (девушка даже смелеет, едет на поезде на встречу, и в ту ночь луна вновь становится алой, но Хати ее упускает) — когда приходит время, остается в приюте нянчиться с детьми, хоронит себя заживо, не дает касаться чужим. Джинни следит за полнолуниями, и выдыхает, когда они проходят.

Это воплощение Мани слабое и бессильное, ему нужно спрятаться, чтобы через сто лет возродиться или окончательно угаснуть в астрале.

Но луна охотника уже близко.

7. Дополнительно
*родилась недоношенной, на 7-ом месяце; дочь четырнадцатилетней школьницы, из-за собственной полноты успешно скрывающей беременность и родившей в подвале дома около стиральной машинки, от пятидесятилетнего шерифа города.
*детский приют при расформированном монастыре, среди фостерной системы, практикуемой в США, по сути является нелегальным местом и остатками религиозной общины, распущенной в самом начале миллениума после ареста своего лидера. по сути, он состоит из двух десятков детей, подкинутых в приют сразу после рождения, от которых гуманные матери и отцы предпочли избавиться таким способом. официально ни приют, ни дети в нем не существуют.
*не получала никакого школьного образования, кроме как внутри приюта, по документам числится дочерью Абрахама Диллейна, садовника, не имеет медицинской страховки, водительских прав и даже собственный ID в глаза не видела.
*Мани, в отличие от волка, всегда приходила в мир, рождаясь, а не забирая и пожирая чужую душу — воспитывалась, росла, развивалась, с самого раннего детства зная об уготованной ей участи и судьбе; ее прошлые воплощения теряют четкость, свои очертания и сами становятся духами, она помнит только разрозненные осколки — голоса, срывающиеся в крики, запахи земли и гнили, ужасные глаза Зверя.
*Вирджиния — ночное создание; она не любит и редко выходит на солнце, быстро обжигающее ее нежную молочную кожу, предпочитая дни напролет спать.
*Боится темноты — ночью ей нужна хоть одна зажженная свеча, хоть серебристый свет луны, хоть одна точка звезды на небе.
*Одежду использует, чтобы спрятаться за ней — одевается в обноски и вещи с чужих плеч, висящие на ней мешком, безразмерные и растянутые, старомодные и темные; не привыкла и стыдится одной мысли о собственной наготе.
*Нежно любит человеческие ритуалы и новые авраамические религии, торжественные церкви и монастыри, свадебные церемонии и клятвы.
Сама Мани не нарушает данных слов, даже если они взяты у нее обманом или болью.
*В Редпорте была трижды за всю свою жизнь — один раз в больнице, и дважды — на собрании нео-язычников, клянущихся в своей вере во Всеотца Одина, и путающих простейшие понятия, и знающие о Торе по комиксам Марвел.
*Телевидению, кино, музыке и театру предпочитает книги.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ
Контакты: все принадлежит ведьме.

Отредактировано Virginia Dillane (2018-01-13 21:23:52)

+2

2

- хронология

0

3

- отношения

0


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Жители Редпорта » Вирджиния Диллейн, дух