В розыске



Добро пожаловать!

Добро пожаловать! Мы с радостью приветствуем вас на нашей игре в жанре городского фэнтези. Мы не ограничиваем выбор рас и готовы пропустить в игру практически любое из известных мифологических существ. Подробнее об этом здесь.

Действия игры разворачиваются зимой 2016 и весной 2017 годов в вымышленном американском мегаполисе Редпорт.

29.03 Проект переходит в супер-камерный режим. Новые игроки принимаются.

К другим новостям: авторские персонажи старше 200 лет предварительно оговариваются с администрацией.

Обратите внимание на наши акционные темы! А по всем вопросами обращайтесь в гостевую книгу.

об игревместо сюжетавнешностинужные персонажигостеваяшаблон анкетыанкеты игроковбыстрый вход в игру
AttendantUnseelie Queen

Hic Sunt Dracones

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Анкеты » Эрик Краммер, дух


Эрик Краммер, дух

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://sd.uploads.ru/jhdpg.gif
Nine Inch Nails - The Great Destroyer (modwheelmood mix)

1. Имя
Эрик Рене Краммер – мирское.
Хати – истинное.

2. Возраст
Больше тысячи лет. Человеческое воплощение - 44 года.

3. Вид
Дух

3.1. Особенности вида
Хати, он же Лунный Пес, он же Гончая Луны, он же Манагарм. Тот-кто-ненавидит. Дух-волк из скандинавской мифологии, один из сыновей Фенрира, рожденный от ведьмы. Заклятие Одина обрекло волка на вечное преследование Мани (Луны), а его брата Сколля – Соль (Солнца). Заклятие, обязующее его до конца времен гнать по небосводу лунный дух. Веками дух-волк мчится за Мани, желая вгрызться в его плоть и сожрать. Веками жаждет только одного – наступления дня Рагнарёка, чтобы, наконец, догнать Луну, поглотить и разорвать заклятье.

4. Внешность
цвет волос: шатен
цвет глаз: серо-зеленые
рост: 192 см
используемая внешность: Michael Fassbender

5. Род деятельности
Детектив-следователь в центральном участке полиции Редпорта, отдел по борьбе с организованной преступностью.

6. История
Тяжелое, рваное дыхание. Сорванный лаем голос. Хрип в легких при каждом вздохе – он бежит слишком долго. Слюна пенится в уголках пасти. Розовый язык алеет среди рядов острых, как кинжалы, зубов. Ту-дум. Он близко. Зверь отталкивается лапами, он мчит, он гонит. Кровь вскипает в его венах. Жилы вздуваются от напряжения. В воздухе висит тяжелый запах пепла и сырой, промерзлой земли. Ту-дум. Жесткая, черная шерсть взмылена. Она не лоснится при тусклом свете звезд; она сливается с чернотой небосвода. Желтые, живые глаза – два горящих угля – мерцают в густой черноте ночи. Они прожгут в тебе дыру. Ту-дум. Хрип чужого дыхания становится громче. Он устал, он мчит так долго. Он мчит веками. Блеск крепких зубов, ощерившаяся пасть и вывалившийся язык. Жадная, раскрытая глотка.

Я пожру тебя.

Тысячи воплощений отпечатались в его памяти. Он помнит каждое тело и каждую жизнь, когда либо прожитую им, каждый день, каждый час, проведенный в напряженном ожидании заката. Чтобы вновь узреть бледный лик Мани на черном небосводе и сорваться с места, как предречено. Тысячелетия связали их, обрекли на порочный круг. От заката до рассвета Хати мчал Мани, раскрывая унизанную острыми зубами пасть, каждый раз ощущая – вот-вот и сомкнет челюсти на его плоти, но дух снова ускользал от него. До той последней ночи, когда волк, наконец, сумел догнать Луну и вцепиться в горло.

Он думал, что разорвал порочный, проклятый круг, на который его обрек Один своим заклятием. Он почти ликовал, глотая медь на языке, ощущая во рту его вкус, вкус Мани, который он никогда и ни с чем не спутает. Но Рагнарёк не настал, не случилось битвы, и его брат не пожрал Солнце. Не произошло ничего. Только Мани исчез.

Воцарившаяся тишина вдруг оглушила его. Отсутствие этого далекого, ненавистного пения Мани, этого высокого звона, этого запаха, за которым он следовал веками и который ненавидел, разорвало его душу. Он потерял ориентир, одичал без того, от чего всегда хотел отделаться. Хати выл, вгрызаясь в собственные лапы, пытаясь вновь услышать этот зов. Зов, который ненавидел и который вел его веками.

Отравленный ненавистью и болью, Хати пожрал слабую человеческую душу, чтобы силой овладеть новым воплощением. Это всегда было его сутью: брать силой, забирать, пожирать. Уничтожать, наконец. Такова его сущность.

Очередное земное имя – Эрик Рене Краммер. Может, выбери он другого, Эрик Краммер бы вырос улыбчивым спокойным мальчиком, единственной радостью своей простодушной, недалекой матери, которая сутками работала в придорожном кафе. Может, стал бы юристом, поваром или преподавателем физики. Но Хати изменил его судьбу.

Эрик Краммер закончил полицейскую академию, спокойно и чуть насмешливо наблюдая, как офицеры унижают и давят курсантов. Чтобы сделать их, разношерстных, из разных слоев и семей, одинаковыми. Равными. Чтобы отсеять малодушных, эмоциональных и слабых. Чтобы остались только сильнейшие.

Эрик Краммер стал полицейским. Офицером, плюющим под ноги, закуривающим очередную сигарету. Офицером, существующим на грани закона, правил. Под прицелом чужих взглядов, опасающихся очередного выхода за черту. Он никогда не стал доблестным служителем закона. О, нет. Он – его железная рука, его черный палач, его скрытый каратель.

Эрик Краммер встретил женщину с двумя сыновьями, молодую вдову. И стал, как это говорят сейчас, сожительствовать. Просто потому, что мог. Просто потому, что она не хотела его отпускать. Эрику Краммеру все равно и он остался. С ней, надеющейся еще родить ребенка, с ее сыновьями, которые нуждались в жесткой руке и мужском воспитании.

Выламывая пальцы очередного подозреваемого в пахнущим плесенью и мочой переулке, вжимая в мокрый стылый асфальт лицом очередного, вставшего на пути, требующего – низким, уверенным, спокойным голосом – ответы на свои вопросы, он топил пустоту. Ему не нужно кричать, чтобы добиться. Он поднимает верхнюю губу, едва обнажая сжатые крепкие зубы, и бьет сжатым до хруста кулаком в солнечное сплетение. Он не уговаривает. Он сжимает чужой затылок и, склонившись к уху, повторяет. Неспешно, чуть устало, в деталях. Топит пустоту в алкоголе, в драке, в женщине, которую зовет своей и которая ничего не значит наравне со сломанными костями, выбитыми челюстями, выжатыми сведениями.

Гончий пес. Это все, что он умеет. Это все, что у него есть. Годы пустоты, бесцельного существования в человеческой оболочке. Одиночество. Одичавшее, озверевшее, оскалившееся одиночество в мире, полном мертвых воспоминаний. В оглушающей, звенящей тишине. Это – забвение. Годы, десятки лет пустоты. Вечность прошедших тысячелетий с ней – ничто в сравнении с вечностью этих лет. Пока спустя долгие, мучительные годы тишины, он не просыпается в поту с вскипающей в венах кровью, с шумом в черепной коробке, с отчетливым тихим звоном знакомого голоса.

Ее голоса.

7. Дополнительно
– Обладает сильным нюхом, который в условиях большого города становится проклятием. Потому пытается притупить его сигаретами.
– Чутье, не дающее покоя его сущности, заставляющее его искать Мани, лишает его спокойствия. В такие минуты, когда Луна особенно близко, все чувства волка обостряются, а окружающее пространство буквально стирается, превращаясь в размытый фон. Он перестает слышать, ощущать, думать, а его сознание, сама его суть, полностью концентрируются только на Мани. Одержимость, проклятье – зовите как хотите – лишает его воли и контроля над самим собой, и Хати делает то, для чего был рожден когда-то: он вновь бежит. Он преследует.
– В участке многие кличут его Крам.
– Десять лет состоит в гражданском браке с молодой женщиной, имеющей двоих сыновей от первого покойного мужа. Овдовела рано, оставшись с двумя мальчиками годовалого и трехлетнего возраста на руках. Его гражданская жена, возможно, не столько любит его, сколько зависима психологически. Может, боится остаться одна в свои 38 лет. Может, играет роль финансовый вопрос, ведь у нее двое сыновей.
– Эрик – равнодушен. Его не волнует никто и ничто. Ни закон, ни правила, ни моральные рамки человечества. Они слишком часто меняются, чтобы их помнить. Его не волнуют чужие жизни, чужие судьбы. Все, что имеет для него какое-то значение – это Мани. Мучительная ненависть, мучительное притяжение, мучительная связь, отравляющая его душу тысячелетия. Он сравнивает ее с вирусом, который заставляет его жить и не дает умереть.
– В первую очередь он – животное. Существо, зверь, дух. А уже потом человек, полицейский, муж.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ
Контакты:
ЛС
По запросам - аська, телеграм

Отредактировано Erik Krammer (2018-02-06 13:55:41)

+3

2

ХРОНОЛОГИЯ
Колыбельная горя — октябрь 2016г.
beat me black and blue — ноябрь 2016г.

Неактивные

...

Отредактировано Erik Krammer (2018-02-05 07:50:23)

0

3

ОТНОШЕНИЯ
Вирджиния Диллейн — наваждение и личное проклятие.
Рейчел Эмберс, 38 лет (npc) — гражданская жена.
Генри Эмберс, 13 лет (npc) — пасынок.
Эван Эмберс, 10 лет (npc) — пасынок.

Отредактировано Erik Krammer (2017-12-25 07:27:13)

0


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Анкеты » Эрик Краммер, дух