https://media.giphy.com/media/lutdpJOaLoOdy/giphy.gif
1. Имя, возраст, род деятельности:
Геката Люсинда Аврора Дюпре́-Милле́, 42 года, владелица магической комиссионки, алхимик.
Из сокращений: Кэт, Кейт и производные.

2. Вид и его особенности:
Человек, вроде как медиум, по факту же ведьма-недоучка; магические способности имеются, но полноценного обучения не проходила, что несколько (очень сильно) ограничивает ее возможности. Варить зелья — да, проводить сложные ритуалы — нет.

3. Внешность:
Morena Baccarin.
цвет волос: брюнетка;
цвет глаз: карий;
рост: 171 см.
отличительные особенности: имеются татуировки — роза на груди слева, змея на правом плече.

посмотреть

https://i.pinimg.com/736x/64/96/31/649631075924f0be6a4e662540bd5718.jpg

4. Краткое описание:
» так уж вышло, что с самого начала Геката получилась немного бракованной: в ней не нашлось места той чувствительности, что присутствует в каждом медиуме, общаться с миром духов ей было куда труднее, чем любой из их луизианской коммуны. Мать шутила, сравнивая Кейти с приемником, который нужно настроить, но по факту все оказалось куда сложнее. Стать полноценным медиумом ей было не суждено, зато кое-какие магические способности к двенадцати годам обнаружились; лучше всего удавались гадания — на кофейной гуще, картах Таро и проч, и проч, привороты-отвороты делала отменные.
» еще в школе Гекату банально окрестили ведьмой (как будто что-то плохое); не то чтобы ее кто-то совсем уж сторонился, все-таки чего-то действительно пугающего в девочке не наблюдалось — она просто была «странной», потому что особо ни с кем не хотела общаться, выходные посвящала не гулянкам с ребятами постарше со всеми вытекающими, а поездкам за город. Магия была интереснее глупых мальчишек.
» следующая остановка — «Бургер Кинг», да-да. С годами запросы Гекаты ожидаемо росли, а финансовое положение в большой семье это дело такое. Поначалу она верила, что сможет совмещать работу с учебой, но вскоре от такой глупой мысли пришлось отказаться, а школу — бросить; вместо подготовки к урокам она теперь приторговывала любовными зельями собственного приготовления. Таким нехитрым образом люди становились дважды ее клиентами: днем они жрали бургеры и обсуждали ее фигуру, не стесняясь в выражениях, вечером заявлялись за очередной склянкой. Ничего личного, только бизнес: Геката с улыбкой продавала каждую порцию, не утруждая себя объяснениями, что настоящей любви никакое зелье дать не может. Вообще-то, ей даже нравилось. Кто-то потом прибегал ругаться, кто-то приползал со слезами на глазах, прося сделать все как было. Они все возвращались.
» довольно скоро нехитрое развлечение ей надоело, все-таки картонная корона и цветастый фартук — не то, о чем Геката мечтала. Ей было девятнадцать, хотелось хорошей жизни, лучше, чем была в коммуне. Она съехала из семейного гнездышка, стала ведьмой Французского квартала — ее хотели, за нее платили, ночная жизнь встретила Гекату с распростертыми объятиями, и не хотелось возвращаться. Были ухажеры и любовники, работа в клубе. Травку тоже курила, адские коктейли мешала, после которых единственная из всей компании просыпалась не овощем.
» кривая дорожка поисков своего места в мире привела в итоге к секте вуду, практикующей кровавые жертвоприношения. Из столь сомнительной авантюры Геката извлекла и некоторую пользу: ритуалы слегка замедлили ее старение, и выглядит она в свои сорок два на хорошие тридцать, но это — запретная тема, касаться которой не стоит. Геката не гордится этой страницей своего прошлого и всякий раз съезжает с разговора.
» в стараниях задушить в себе вину и еще много неприятных чувств Геката попробовала многое: пыталась ходить в церковь (не пропускала ни одной службы), пристраивала бездомных котят, но в целом от привычного образа жизни далеко не ушла, домой не вернулась — стыдно. Обзавелась скучными подругами, с которыми регулярно выпивала на квартире, развлекала их гаданиями на Таро и в целом предавалась депрессии.
» Лола познакомила ее с Генри. Это сейчас Геката, услышав слово «любовь», сморщит вздернутый носик и скажет, что в нее играют дети. Тогда все было по-другому. Генри говорил, что любит ее, — но совершенно не скрывал, что спит с Эшли. И с Мишель тоже. Называл ее ревность глупостью — и, пожалуй, был чертовски прав. Гекате хотелось быть единственной, и, думая, что если она будет делать то, чего от нее хотят, у нее все получится. Примерно тогда она опустилась до воровства, брала то, что нельзя было купить: редкие ингредиенты, магические артефакты, благо, во Французском квартале народ разный водился. Геката хотела, чтобы ее любили, но в итоге получила разбитое сердце и темные пятна крови на ковре, которые ничем нельзя было вывести: однажды она все-таки не выдержала и ответила той же монетой. И равнодушно наблюдала, как тот убирается из квартиры и ее жизни. Потом будет жалеть, что не убила.
» зализывать раны пришлось долго. Ни Лола, ни алкоголь, ни работа не приносили облегчения, Геката как с цепи сорвалась: избавилась от всех старых связей, послала к черту на куличики всю семью, которая так и не заметила, что с ней все это время творилось что-то неладное. Открыла небольшую алхимическую лавку, замаскированную под магазинчик духов, вернулась к жрицам вуду — дремавшая до инцидента с Генри сила требовала выхода, жрицы обещали утолить жажду власти. Геката поставила на кон все. И проиграла.
» ритуал буквально выпил из нее все соки, и вместо того, чтобы стать сильнее, Геката лишь совсем ослабла. Связь с духами, и без того непрочная, оборвалась, и магического в ней осталось немного.
» семья, конечно, на то и семья, чтоб и в горе и в радости вместе быть, и мать с многочисленными родственниками ясно дали понять, что Гекате всегда есть куда вернуться, но она предпочла все же не маячить перед их глазами назойливым пятном из неудач и неоправданных надежд. Уехать в Редпорт показалось хорошей идеей, по многим причинам. Геката не намерена сдаваться, а еще хочет решить несколько очень важных проблем. И, что внезапно, даже не всегда своих.

7. Дополнительно:*
Курит («Мальборо лайт»), пьет (почти все и может перепить кого угодно), ругается матом. Такой себе пример для подражания.
Много жестикулирует, говорит в основном в очень быстром темпе с уловимым акцентом, каджунские словечки вставляет и не стесняется. Беглый французский, может внезапно перескочить на него, особенно в гневе, сама того не замечая.
Не готовит. Не моет посуду. Забудьте. Храни Господь службы доставки. Максимум может посидеть рядом (на столе) с бокалом мартини, ногу на ногу закинув, пока готовите вы.
Любопытство убило кошку, Гекату — нет еще. Все видит, все знает, а если нет — узнает. Чертовски проницательна, наблюдательна и вот это вот все, стрижку заметит, эмоциональный фон прощупает и плечо подставит.
Хорошо танцует. В основном приватные танцы, по понятным причинам. Слух есть, голос тоже, поет в основном в душе или за рулем.
Гадает — на кофейной гуще, на картах Таро, на птичьих внутренностях, хиромантия для нее не странное и непонятное слово, вот только предсказания в последнее время стали очень неточными, любое магическое действие требует куда больших усилий, чем ранее.
Снит всякое, но очень неочевидное и чаще случайным образом, т.е. намеренно уснуть и увидеть что-то важное — нет, не будет такого. Какие-то навязчивые образы, детали без общей картинки, что-то такое.
Детей не любит, материнский инстинкт спит мертвым сном. Собак терпеть не может (в основном потому, что они не любят ее), предпочтение отдает кошкам. Дома живут две бенгальские, подарок одного из бывших ухажеров. Иногда мечтает завести королевского питона.
Католичка.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ
Контакты:
@dmeraxes

Пробный пост

“Поработаешь на Старка, — говорил Фьюри, — проследишь, чтобы его не угробили”.
И, помедлив, добавил: “...чтобы он себя сам не угробил”.

Простая, казалось бы, задача, ничего сверхъестественного от Таши не требовалось, поначалу она даже справлялась: их неукротимый дуэт с Пеппер сработался на ура, две рыжие лучше одной, а две рыжие с общей манией контроля — вообще огонь. Каждый будний день Натали Рашман быстро справлялась со всей отчетностью, а потом, под предлогом необходимости подписей здесь, здесь и здесь — ой, а еще вот здесь, мистер Старк, мисс Поттс сказала, что посылка от мистера Андерсона будет доставлена в четверг! — и неловкие встречи в Башне по выходным.

“Я трудоголик, — кокетливо потупив взгляд, сообщила Натали, когда они столкнулись в офисе в воскресенье в первый раз, — прошлый работодатель отметил это как положительное качество”. Старк рассеянно кивнул и вывалился из кабинета.

К концу месяца у мисс Рашман на руках был доступ практически ко всему зданию, личному вертолету и даже к особняку в Малибу, спасибо предприимчивой Пеппер, привилегий стало больше, обязанностей — не меньше. Тони поздравил ее в своей типичной манере, мол, вы же трудоголик, Натали, представляю, как вы этому рады. Натали вежливо улыбалась, закапывалась в отчетность, параллельно заруливая на кухню и уводя у начальника хорошую такую порцию крепкого кофе. Почти каждый день, не видя в этом ровно ничего плохого, мимоходом ссылаясь на то, что Старк, попеременно закидываясь то эспрессо, то энергетиками перед очередной бурной ночью с костюмами, очень сильно себе инфаркт хочет.

Покушений все не было, террористы если что-то и планировали, то очень далеко и по углам. Покушался один только Старк на любимого себя. А потом и на кофе Натали. Мстил, видимо.

“Вы хорошо сработались с ним, мисс Рашман, — выдал как-то Хэппи, пока они собирали необходимый “инвентарь” для вечеринки — пара десятков коробок, все запечатанные с маркировкой СтаркИн, должны быть в Малибу не позднее шести вечера. — Надеюсь, вы останетесь у нас подольше. Пеппер прекрасно справляется, но даже ей нужно отдыхать”.

Таша отлично понимала, что дело в секундной вежливости, но момент оценила. От начальства такой похвалы не услышишь.

<...>

В Малибу они были без пяти шесть. Хоган — в костюме, Рашман — в коротком зеленом платье; каблук высокий, макияж яркий, волосы вьются — хоть сейчас бежать фотографироваться. Хэппи занялся привезенными коробками, указывая, кому что делать, Таша помчалась внутрь: они безбожно опаздывали, Натали, как юристу-почти-секретарю-какая-у-нее-должность-еще-раз, полагалось прибыть чуть заранее. Впрочем, Старк опаздывал тоже, и даже не слегка, и это хоть как-то ее оправдывало.

— Я сама все сделаю, — заявила она даже как будто сердитой Пеппер, артистично изображая одышку после бега на каблуках. — Мистер Андерсон, через пять минут у восточного входа, да, я помню.

Все прошло как нельзя лучше, учитывая, что на месте не хватало одного и очень важного элемента: собственно, Тони. Таша чуть не накинулась на него, едва завидев, и только возможное выражение крайнего недоумения на лице дорогого гостя остановило ее от столь эмоциональной реакции.

— А вот и вы. — Принесли вино, белое, Натали быстро сняла с подноса бокалы, вручила один Старку и произнесла с невозмутимой улыбкой: — За то, что вы наконец здесь. И за то, что теперь мне не грозит смерть от скуки.

Не чокаясь.

Отредактировано Hecate Dupré-Millais (2018-01-10 00:00:24)