В розыске



Добро пожаловать!

Добро пожаловать! Мы с радостью приветствуем вас на нашей игре в жанре городского фэнтези. Мы не ограничиваем выбор рас и готовы пропустить в игру практически любое из известных мифологических существ. Подробнее об этом здесь.

Действия игры разворачиваются зимой 2016 и весной 2017 годов в вымышленном американском мегаполисе Редпорт.

29.03 Проект переходит в супер-камерный режим. Новые игроки принимаются.

К другим новостям: авторские персонажи старше 200 лет предварительно оговариваются с администрацией.

Обратите внимание на наши акционные темы! А по всем вопросами обращайтесь в гостевую книгу.

об игревместо сюжетавнешностинужные персонажигостеваяшаблон анкетыанкеты игроковбыстрый вход в игру
AttendantUnseelie Queen

Hic Sunt Dracones

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Незавершённые эпизоды » only ashes remain


only ashes remain

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://s6.favim.com/orig/151219/candle-gif-Favim.com-3784356.gif
Selyse Rodin, Alistair Carroll, Karolina Carroll, Thomas von Roettig, 04 ноября 2016 года, приватный театр, открытый в полностью отстроенном заново помещении, когда-то бывшем церковью Святой Анны.

Немецкому вирусологу из «Бёрингер Ингельхайм», купившему это проклятое место для своей гражданской жены, чтобы она переделала сожженные стены и выбитые окна давно не действующей церкви в светлые репетиционные залы театра для одного единственного контрабаса, позволительно не знать, что в Редпорте она известна тем, что сначала прямо около алтарей, на молитвенниках и ладанках, в конце прошлого столетия здесь плясал под кислотную музыку ночной клуб, и что люди продолжали танцевать, даже когда занялся огонь, и что плясали они, пока не обгорали до скелетов, да и потом, костями и ошметками плоти, пытались двигаться. Молодой контрабасистке покоя не дают странные происшествия, происходящие здесь после ремонта, голоса, крики и навязчивый ритм ambivalent внутри стен (будто кто-то до сих пор танцует здесь) - она настаивает, этим делом должен заниматься только мистер Кэрролл лично.

Отредактировано Thomas von Roettig (2018-01-20 23:40:32)

+3

2

Сухой треск выстрела в воздухе смешивается с долгим пронзительным криком мужчины. Селис резко открывает глаза, всматривается во тьму вокруг - но нигде не видно бледного лица раненного или убитого, наверху те же четверо мужчин нетерпеливыми жестами указывают ей, что пора продолжать. Патроны холостые, ей хорошо это известно, но в памяти ещё сильна симфония военного Парижа. Уцелевшие знатоки рассказывали ей, что каждый отнятый город звучал в их время по-своему.
Она закрывает глаза, степенное спокойствие поглощает тревогу, тень от ее ярко освещенного силуэта теряется во тьме зала. Раздается выстрел, и в воздухе опять слышится стон, теряющий свою силу. Селис не останавливаясь выстреливает всю обойму, и каждое нажатие на спусковой крючок сопровождается слабеющим эхом стона. Магазин пуст, и она наконец бросает оружие прочь. Мужчины наверху ей одобрительно кивают, кто-то даже поднимает большой палец, и последние причины оставить этот зал исчезают. Коротко переговорив и попрощавшись с ними - все готово, мисс, можете хоть сейчас сзывать весь свой оркестр, - она спускается в пустой зал, задумчиво касаясь холодных и скользких стен, и каждое касание отдает тихим гулом. Селис долго сидит в зале и прислушивается к тишине, ждет, когда кто-то неведомый и пострадавший отзовется опять, прежде чем достать свой контрабас из кофра. Пальцы касаются теплого бархата, туго натянутых струн, и в душе наконец воцаряется спокойствие. С недавних пор Селис доверяет больше прикосновениям, чем своим глазам.

Селис прикуривает две сигареты сразу, протянув затем одну из них Курту-Томасу. Поколебавшись несколько секунд, она издалека начинает свой пространный рассказ об инструментах - каждый из них звучал в ее руках по-разному, и все зависело не только от настройки, ее мастерства или от разученных гамм. Старый нью-йоркский музыкант, ее ментор, видел, конечно же, в контрабасе живое существо, чувствующее все более тонко, чем человек через слух или прикосновения. Но Селис готова утверждать почти наверняка, что этот старый зал с наскоро скрытыми шрамами и повреждениями гораздо живее ее инструмента и ее самой. Иногда ей кажется, что стены вообще не знают тишины, и громкость звука зависит не от нее, законной владелицы, а от воли самого зала.
Селис проводит в нем многие часы, не столько пытаясь приблизиться к уровню примы из их оркестра, а стремясь забыться и ускользнуть от своих размышлений и сомнений. В зале все чаще звучат медленные и торжественные мелодии - близился рождественский концерт с его вознесенными ввысь мотивами, и стены откликаются едва слышным гулом. Стоит Селис ускориться, изменить первоначальный ритм и настроение для себя, как шум нарастает, в него примешиваются неясные фразы, и смех, и стук. Стоит Селис прервать мелодию, и все исчезает, остается только привычный гул.
Зарядили промозглые ноябрьские дожди, закрывая зал словно занавесом, и гул за стеной усилился, устремлялся прочь из стен. Он приобретал едва ощутимый вибрирующий ритм, к нему примешивались голоса мужчин и женщин - громкие и возбужденные. Селис все чаще отставляла инструмент - голоса не реагировали больше на надрывные ноты - и пыталась проскользнуть хотя бы тенью в сокрытый сводами мир. Музыкантам иногда снились мелодии и разбросанные нотные ключи, она же была уверена в реальности происходящего.

Осветив восковой свечой  - их почему-то осталось здесь много - стену, Селис отшатнулась: пустой зал вмиг наполнила громкая музыка, шум и топот людей, но ее оглушил пронзительный крик человека, чье лицо с пустыми глазницами попыталось прорваться сквозь стену вместе с остальными. Свеча выпала из рук и быстро погасла, все затихло, а появившиеся трещины разгладились. Селис тяжело дышала и, напряженно прислушиваясь, попыталась прикоснуться к теплой стене и отшатнулась вновь - ее ладонь быстро побурела от ожогов.

Уложив пораженную ладонь в руки Курта-Томаса, Селис сосредоточенно размышляла над ситуацией. Странное соседство ей не мешало, но вскоре границы соседства двух миров могут сместиться, а то и вовсе стереться.
Усталый Курт по-прежнему рационален и быстро находит решение - местные детективы наверняка могут побольше рассказать об истории этого здания.

Селис пересекает город пешком, постепенно приходя в себя, и ее голос спокоен, когда в агентстве она настаивает на участии экзорциста в этом деле.
- Раньше в зале постоянно было тихо, а теперь часто слышится гул, стук, громкие голоса и смех взрослых людей. Стоит в помещении появиться огню, как они начинают с диким воплем прорываться сквозь стены, которые горят изнутри, понимаете? - Селис ясно, что ее рассказ мало убедителен, но ничего, кроме слов, она предоставить детективам не может.

Отредактировано Selyse Rodin (2018-02-23 09:35:34)

0


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Незавершённые эпизоды » only ashes remain


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC