Добро пожаловать! Мы с радостью приветствуем вас на нашей игре в жанре городского фэнтези. Мы не ограничиваем выбор рас и готовы пропустить в игру практически любое из известных мифологических существ. Подробнее об этом здесь.

Действия игры разворачиваются в 2016-2017
в вымышленном американском мегаполисе Редпорт.

19.02 Обновлена тема с основными сюжетными линиями!

К другим новостям: авторские персонажи старше 200 лет предварительно оговариваются с администрацией.

Обратите внимание на наши акционные темы! А по всем вопросами обращайтесь в гостевую книгу.

Hic Sunt Dracones

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Незавершённые эпизоды » beat me black and blue


beat me black and blue

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Every wound will shape me
Every scar will build my throne.

http://funkyimg.com/i/2BSGr.gif http://funkyimg.com/i/2BSGs.gif
Erik Krammer, Virginia Dillane, ноябрь 2016

Зато она открыла великий закон: во-первых, ужасно то, что ужас существует; во-вторых, ужасно то, что человек приспосабливается с этим жить.

Отредактировано Virginia Dillane (2018-02-02 22:57:48)

+1

2

Вообще, Эрик Краммер никогда не был склонен к насилию. Как, кстати, и Хати. Само существо его не было создано для разрушения. Мифическое воплощение ночного волка, исполняющего волю богов и не более. А все остальное лишь последствия принятых решений и стечение обстоятельств.
Эрик сделал глоток паршивого растворимого кофе, стремительно остывающего в его кружке, скользнул взглядом о печатным буквам в газете. Он был старомоден – предпочитал газеты интернету и личное присутствие – телефонному разговору. Телефония лишала внезапности и физического контакта кулака и чужой челюсти, если того требовало дело. Впрочем, сейчас не об этом. Редпорт-Ньюс сообщал о чудовищном пожаре в детском приюте где-то в глуши. То ли замыкание, то ли поджог. Журналисты ничего не сумели вызнать. Кроме подсчета жертв: около сотни сожженных обуглившихся детских тел. Вот что странно, писали корреспонденты, некоторые тела совсем в плачевном состоянии: у некоторых не достает рук, у других сдавлены ребра и тазовые кости. Нет, все это последствия, не более. Сам Эрик Краммер не склонен к насилию. По крайней мере беспричинному. У этого причина была.
Эрик поднял глаза, отливающие каким-то неприятным стальным блеском при свете дня, свернул газету. Наручники в спальне яростно звякнули. Причина снова была недовольна. Точнее, Мани. Казалось, доставить ей довольство не способно ничего. Ни горячая еда, ни теплая кровать, ни кабельное телевидение – идол и божество современного мира. К слову, после того, как в последний раз она вылила горячий суп обратно на него, приносить еду такой горячей он перестал. Он-то переживет, но вот Мани, опрокинув тарелку, обожгла собственные ноги.
Нелепый способ умереть. Облиться супом, выбить себе глаз ложкой (вилки он носить перестал), попытаться перегрызть себе вены. Краммер медленно выдохнул, бросив газету на стол, поднялся, вытаскивая из лежащей рядом пачки сигарету зубами. За окнами квартиры стоял густой туман, сгущались сумерки. Эрик включил газовую конфорку, склонился над плитой и прикурил от синего пламени, долго втягивая дым в легкие. Синева нашла отклик в стали его радужки, из которой практически вытравилась зелень.
На старом телефоне-раскладушке три пропущенных от Рейчел. Эрик оперся поясницей о подоконник, стирая звонки; сквозняк . Сообщения не читал тоже, но краем глаза цеплялся за слова: «Ненавижу» или «прости меня, прошу». Он ушел от Рейчел на следующий день, после того как нашел Мани. Точнее, Вирджинию. Молча собирал вещи и бросал в спортивную сумку, пока она стояла в шелковом халате в дверях и сжимала свои плечи.
Мальчики уже в школе? В школе. Хорошо. Куда ты? Домой. Ты вернешься? Что происходит, Эрик? Ничего, я ухожу. Бессвязный ломкий диалог. Тогда Рейчел молчала. А затем пришла к нему в участок и кричала, пока он с силой не сжал ее плечо и не выволок на улицу. Никого из коллег это, конечно, не удивило. Многие напротив недоумевали, почему такая женщина как Рейчел Эмберс, остается в отношениях с Эриком. Что их вообще может связывать?
Микроволновка раздала отвратительный писк. Эрик перекинул сигарету в угол сухого рта, достал пластиковую подложку с полуфабрикатами. Они так и продавались в заморозке: горошек, картофель, курица. Осталось разогреть и съесть. Удивительное время. Прогресс и возможности человека ушли так далеко, а они питаются заморозкой. Хати подумал, что они могли бы питаться… Ну, по-человечески? В ресторанах, в кафе. Правда выведи он Мани на улицу – та начнет кричать. Или вырвется и бросится под машину. И тут куда больше вероятность, что она останется парализованной, чем умрет.
Краммер вышел с кухни вместе с пластиковой тарелкой и своей кружкой кофе. Почти сразу буквально кожей ощутил взгляд, полный ненависти. Встретил его своим, холодным и ровным.
– Ешь, – сухо бросил мужчина, поставив тарелку на край прикроватной тумбы. – Без глупостей.
Последнее он сказал скорее устало, чем с угрозой. Затем снял с цепочки на шее ключ от наручников, перехватив запястье Джинни с глухим треском расстегнул.
– Если снова побежишь – в этот раз я сломаю тебе ногу, – негромко сказал Краммер, глядя в глаза девочки.
Опустил взгляд к ее запястью, выгладил подушечкой мозолистого пальца бледную пергаментную кожу с болезненным красными пятнами от наручников, что натирали каждую ночь. Если бы она так не противилась, не пыталась навредить себе, бросаясь к окну или пытаясь порезать себя осколком разбитой чашки… Эрик беззвучно выдохнул, выпустив руку девочки. Выпрямился, взяв сигарету пальцами и подошел к окну, чтобы стряхнуть столбик пепла в приоткрытую щель. Это отвлекало. Потому что стоило остановиться и задержать взгляд на Вирджинии – в нем просыпалось желание.

+1


Вы здесь » Hic Sunt Dracones » Незавершённые эпизоды » beat me black and blue